CIGDEM Y MIROL
BOOKPERFORMANCE

Давай откроем любовь заново?

Любимый мой читатель/ Любимая моя читательница,                                                  ENGFRTRSPDEIT, FI, SE, DU

Пока ты читаешь это письмо, я, наверное, буду уже далеко. Я буду писать тебе еще. А пока, вот хотя бы мое первое письмо тебе. Я первый раз чувствую себя такой смелой. Теперь я должна рассказать тебе о своих чувствах, потому что знаю, что иначе я останусь непонятой. Я также знаю, то есть, ты не постараешься меня понять. По-моему это самая важная причина, по которой это, возможно, запоздалое письмо так запоздало. Другими словами, чувствами я верила в то, что в один день ты поймешь меня, найдешь меня. В смысле, это была ошибка моих чувств. Однако, чтобы быть найденным, ты должен искать сам. Я только что это узнала. Это открытие дает мне силы писать эти строчки. С тех пор как у меня есть душевные силы, чтобы писать эти строчки, я очень спокойна. Я сошла бы с ума, если бы мне пришлось ждать дольше. Тебе нелегко меня найти, если я не раскроюсь, я знаю. Хотя, даже если я стану такой явной, это, наверное, не значит, что ты легко меня найдешь, но, по крайней мере, так появится хоть какой-то шанс для наших отношений.

 

Мне говорят, что у меня всё на лице написано, и, может быть потому, что у меня всё на лице написано, я не могла тебе написать. Но если подумать об этом - как такое возможно? Есть какие-то люди в каких-то местах, которые говорят о чем-то вроде сознания, предсознания, бессознательности, и даже подсознании, и они говорят, что нам нужны все эти вещи, чтобы быть понятыми.  Хотела бы я знать, пленники ли мы одного лица? Осуждены ли мы на века на одно это лицо? Жаль, что я не смотрела на свое лицо более внимательно. Тогда я бы заметила, что на нем не читается ничего кроме робкого страха. Я была глупой; прости меня, пожалуйста. Я не взяла зеркало в руки и не встала перед зеркалом, чтобы внимательно себя осмотреть. Прости меня, ведь я не замечала своих ошибок, и я не извинилась за них вовремя.

 

Теперь я живу на чердаке одного старого дома. Я приехала сюда без какой-либо домашней утвари; я только взяла с собой мой красный стул. Я пишу тебе эти строчки на косом столе напротив косого окна. Пока я пишу, я смотрю не на свои пальцы, а на экран. Когда я не смотрю на экран, я смотрю в окно, которое начинается там, где заканчивается экран. Днем я вижу небо. Я вижу небо, которое иногда целиком белое, а иногда целиком голубое, иногда и белое и голубое, иногда серое и иногда цвета земли. А вечером я не вижу ничего кроме моего отражения в окне. Я пишу напротив своего отражения. Я больше смотрю днем и больше пишу вечером. Чаще всего, я пишу во время дождя. Где-то звучит радио, и слова, которые я слышу из радио, остаются в моей голове. Иногда происходит что-то странное: мое подсознание застывает. Я хочу, чтобы всё что я воображаю, всё что я не могу вообразить, всё что я смогу вообразить, всё что я не смогу вообразить смешалось с воображенным тобою в этих письмах и в этих пробелах.

 

 

А знаешь что? Я уже признавалась тебе в любви в моей диссертации. Члены комиссии, которые оценивали диссертацию, сказали мне, что то что я написала, не соответствует содержанию книги, которая была предметом моего исследования, но они добавили, что я хорошо построила текст, что у меня сильное воображение, и что мне надо издать эту диссертацию и найти свой круг читателей. Поэтому я захотела издать ее. Для этого я вошла в контакт c некоторыми издателями, но не получила стоящего ответа; вместо этого они сказали мне: «не волнуйтесь», и конечно я начала волноваться. И я сдалась. Но потом я осознала, что ты не увидишь мою диссертацию, что ты ее никогда не прочтёшь! Я еще хотела бы знать если тeбе удается это прочитать. Но отложим все это в сторону; формальные вещи тебя больше не интересуют. Я это хорошо знаю. И по какой-то причине, в эти дни тебя интересуешь только ты сам/сама, и даже не ты сам/сама, а только твой образ. Ты постоянно смотришь на свои фотографии, всё время чему-то ставишь «лайки», оставляешь «комментарии» или «делишься» этим, ты все время «добавляешь» людей в свою жизнь, и потом убираешь их от твоей жизни, но, я полагаю, ты редко задумываешься о моем существовании или не-существовании, а может быть возможности моего существования просто не существует для тебя. Поэтому, наверное, ты и не сможешь меня найти. Ты меня не выслушаешь, ты меня не прочитаешь, и, также как это письмо до тебя не дойдет, моя любовь к тебе тоже останется здесь.

 

Любимой мой читатель, я быстро становлюсь к тебе ближе, но может быть я не должна быть такой бесцеремонной. Уважаемый мой читатель, пожалуйста, не выбрасывай это письмо. Может быть, оно тебе понравится, и, даже если оно тебе не понравится, поделись им. Если ты не поделишься им, то, как минимум, оставь свой комментарий. Пока, уважаемые читатели, берегите себя. Вы всегда в моих мыслях, пожалуйста, не забывайте это. Да, вы в моих мыслях, в каждой строчке и в каждом слове которые я пишу, и даже в местах, где слов нет, то есть в моем сознании. Но ничего на моем лице не написано, давай забудем об этой иллюзии. Вы в моем сознании. Вы существуете на кончиках моих пальцев. Эта истина - вовсе не опечатка, допущенная кончиками моих пальцев, а скорее, то что кончики моих пальцев написали - есть возможная жизнь для нас двоих.

 

Кстати, у меня для тебя есть одна просьба. Я надеюсь, вам не понадобится сто лет, чтобы меня понять. Еще сто лет одиночества были бы для меня невыносимы. Я хочу быть понятой сейчас. Если вы меня понимаете сейчас, то, говорю я себе, чего только мы не сможем сделать за сто лет? Только представте себе!

 

В конце концов, мы же люди одного мира? Я бы хотела поведать тебе одну маленькую тайну, и я была бы тебе благодарна, если бы она осталась только между нами: понять, значит, в каком-то смысле, наслаждаться. Даже если эти слова не синонимы, они же омонимы. Точно как звуки, которые мы издаем, когда наслаждаемся и понимаем. Омонимы.

 

Я надеюсь, что мы опять встретимся, где-нибудь, когда-нибудь.

 

Твоя любимая автор.

 

P.S.: Я посылаю тебе всю себя потому, что может быть я автор-протагонист, который пытается сама писать свою историю.

 

Back